Веб-медаль

Меню сайта

Учитель Google

Дистант

Поиск

Мысли великих

Проверка слова

Проверка текста

Орфограммка

Календарь

Календари на любой год - Календарь.Юрец.Ру

Форма входа

Опрос

Какие материалы Вам хотелось бы найти на сайте?
Всего ответов: 4345

Статистика

Закладки

Чат


Художественная идеология
романа М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита"
(2 часа)

План урока

1. "Люди ... напоминают прежних".
2. Реальное и фантастическое в романе.
3. "Чертовщина" советской реальности.
4. Булгаков о положении художника в советском государстве.
5. Что есть зло?

1. "Люди ... напоминают прежних".



     Мы уже говорили об удивительных параллелях, которые пронизывают весь роман. Прежде всего, это параллели между московской и ершалаимской частями романа.

     Есть в романе параллели и с другими временными пластами. Например, – с эпохой Грибоедова. Имя А. С. Грибоедова вспоминается в романе не только в связи с домом писателей по имени «Грибоедов». Так, Коровьева, подобно грибоедовскому герою, называют Фаготом.

     Есть в романе и гоголевские параллели. Кстати, читатель романа «Мастер и Маргарита» может вспомнить не только художественные произведения Гоголя, но и события жизни этого писателя, например то, как Гоголь сжигал рукописи поэмы «Мертвые души».
 
     Лысая Гора, на которую летит Маргарита, – на самом деле, то же, что и Голгофа. Дело в том, что место, где был распят Христос – это обнаженный холм, напоминающий череп. С древнееврейского Голгофа и переводится как «череп». Булгаков русифицирует название Голгофы, и немедленно эта библейская гора оказывается сопоставленной с горой под Киевом, на которой, по народным преданьям, ведьмы справляют шабаш.
 
Итак, черты сходства различных временных пластов древнего и современного мира – принципиальная особенность романа. Более того, эти временные пласты могут в романе и пересекаться, нередко это пересечение имеет характер пародийных. Так, Бездомный предлагает «отправить Канта в Соловки», среди московских персонажей мы встречаем и Берлиоза, и Стравинского и т. д. и т. п.
 
     Чем же обусловлено в художественном мире Булгакова это взаимопроникновение времен?
 
     Мы поймем это, если обратим внимание на то, чем близки различные временные пласты. Ответ на этот вопрос дает Воланд; он говорит о москвичах: «…они – люди как люди… в общем напоминают прежних». То есть человек одинаков – в том числе слаб, труслив, завистлив – и в библейские времена, и во времена А. С. Грибоедова, и во времена М. А. Булгакова.
 
     А теперь вспомним: Воланд приехал в Москву, чтобы посмотреть на «нового человека», рожденного новым советским обществом. Мысль, что в условиях «бесклассового общества» социализма, «свободного от социальных болезней», обязательно должен появиться «новый, советский человек» без недостатков - центральная для советской государственной идеологии первых послереволюционных лет. Но такого человека Воланд не находит, потому что такого человека не видит М. А. Булгаков.
 
     Если верить Воланду, важнейшим отличием современных москвичей от людей прежней эпохи оказывается «квартирный вопрос». Надпись «Квартирный вопрос» можно увидеть на одной из комнат дома Массолита (Грибоедова) - в эту приемную стоит «длиннейшая» очередь. Слова Воланда о «квартирном вопросе», испортившем современных людей, и эта очередь заставляют вспомнить знаменитую фразу из комедии «Горе от ума»: «Дома новы, а предрассудки стары!».
     Не устраивает в этом обществе автора и формальное отношение к человеку. Об этом говорит мотив замены человека документом, который неоднократно возникает на страницах романа: «Нет документа, нет и человека» - удовлетворенно говорил Коровьев, сжегший историю болезни Мастера»; «Удостоверение Николаю Ивановичу, что он провел ночь у Сатаны».
     И наконец, разгул в романе «нечистой силы» только подчеркивает безбожие советской эпохи.

2. Реальное и фантастическое в романе.



    Роман Булгакова не похож на исторические романы, построенные по принципу «Настоящее бывает следствием прошедшаго. Чтобы судить о первом, надлежит вспомнить последнее; одно другим, так сказать, дополняется и в связи представляется мыслям яснее» (Карамзин). Здесь прошлое и настоящее сосуществуют. Кроме того, в романе сосуществуют рядом и пересекаются не только различные временные пласты, но и разные космические сферы. Пожалуй, вместо глаголов «сосуществуют», «пересекаются» можно употребить другой - «взаимопроникают», это будет точнее. Так вот, различные космические сферы здесь «взаимопроникают».
     «Реальное» и «фантастическое» в романе соединяются. В основе сюжета - появление в Москве дьявола Воланда. В обличье то ли мага, то ли иностранного профессора Воланд прибывает в столицу со своей свитой на четыре весенних дня. Главная цель - проведение в Москве «бала сатаны». Воланд и сопровождающие его Азазелло, Гелла, Бегемот и Коровьев (Фагот) на несколько дней вносят сумятицу в ряд московских учреждений.
     Происходящее в квартире номер 50 дома на Садовой никак не укладывается в обычные представления о пространстве. Квартира наполнена посетителями, а милиция никого не может обнаружить. Печати на дверях комнат остаются целыми, а входящие и выходящие из квартиры, то и дело оказываются невидимыми - кажется, будто двери открываются сами собой и хлопают. «Внутри» этой квартиры пространство словно раздвигается и вмещает огромный зал с фонтаном и лестницей, где проходит Бал сатаны. Странные вещи происходят и со временем: Степа Лиходеев мгновенно перемещается из Москвы в Ялту. К пространственно-временным «странностям» относится и скорость, с которой свита Воланда убегает от Ивана Бездомного, а он следует за ними. И то, что Мастер и Маргарита «умирают» вместе в подвальчике и одновременно по отдельности: она у себя в квартире, он в клинике Стравинского. И полет Маргариты с Наташей из Москвы на шабаш, и тамошний собеседник Маргариты, быстро летающий на Енисей и обратно. В романе события могут происходить в разных пространственных измерениях - обычном (бытовом), и каком-то ином (мистическом). Граница между этими пространствами оказывается подвижной.
     Необычно в романе и время - полночь на Балу у сатаны длится несколько часов. Московские и ершалаимские события происходят как будто одновременно. Воланд может рассказывать о том, как завтракал с Кантом, или предсказывать Берлиозу его скорую гибель.

3. "Чертовщина" советской реальности.

    Действие романа о Мастере (если не считать предысторию, которую Мастер изложил Иванушке) продолжается немногим более трех суток: от заката в какую-то майскую среду до рассвета в ночь с субботы на воскресенье на той же неделе, причем по смыслу видно, что воскресенье является началом православной Пасхи. Эти трое суток можно расписать по часам. Ясно, что события происходят в послереволюционной Москве, однако точно время определить невозможно. Булгаков намеренно совмещает разновременные события: так, еще не взорван Храм Христа Спасителя (1931), но уже введены паспорта (1932), ходят троллейбусы (1934), упомянут съезд архитекторов (1937), функционируют торгсины (магазины по торговле с иностранцами – они были созданы в 1930-м году и просуществовали 30-ые).
   
     Отсутствие точного обозначения времени не мешает автору нарисовать портрет современного ему советского общества.
     Воланд и его свита вполне естественно вписываются в «чертовщину» советской реальности и даже, как будто бы имеют «родственников» среди работников ГПУ (НКВД).
     Из «нехорошей квартиры» постоянно пропадают жильцы. В романе это происходит будто бы из-за Воланда. Но у читателя невольно возникают реальные ассоциации – с эпохой, в которую происходят события, с политическими репрессиями. Выходит, что в фантастической ситуации «нехорошей» квартиры пародийного изображаются массовые аресты 1930-х годов. Упоминающиеся при описании «исчезновений» печати на опустевших комнатах, слухи о спрятанных бриллиантах и золоте, звуки ночного обыска («всю ночь слышались какие-то стуки и будто бы до утра горел в окнах электрический свет») – все вместе не оставляет сомнений в том, что все исчезнувшие были арестованы. Арест в Москве того времени так обычен, что люди всегда готовы к нему. В ожидании ареста Мастер в сжигает свою рукопись. Застигнутый врасплох Могарыч является к Воланду в нижнем белье, но с чемоданом, который явно был приготовлен на случай ареста. Римский считает, что Варенуху, посланного «в одно из московских учреждений» и куда-то словно провалившегося, арестовали. Когда Степан Лиходеев видит печать на комнате Берлиоза, он не сомневается в том, что того арестовали. Он подозревает, что Берлиоза «взяли» за статью. Степа думает: «То есть кому хотите сказать, что Берлиоз что-то натворил, - не поверит, ей-ей, не поверит! Однако печать, вот она! Да-с...
     И тут закопошились в мозгу у Стёпы какие-то неприятнейшие мыслишки о статье, которую, как назло, недавно он всучил Михаилу Александровичу для напечатания в журнале. И статья, между нами говоря, дурацкая! И никчемная, и деньги-то маленькие...
   Немедленно вслед за воспоминанием о статье прилетело воспоминанье о каком-то сомнительном разговоре, происходившем, как помнится, двадцать четвертого апреля вечером тут же, в столовой, когда Степа ужинал с Михаилом Александровичем...»
    Тема ареста в романе может выглядеть как пародийная: «Однажды в выходной день явился в квартиру милиционер, вызвал в переднюю второго жильца (фамилия которого утратилась) и сказал, что того просят на минутку зайти в отделение милиции и в чем-то расписаться. … Но не вернулся он не только через десять минут, а вообще никогда не вернулся. Удивительнее всего то, что, очевидно, с ним вместе исчез и милиционер».

Читальный зал


далее>>

    Невероятные события романа уживаются с традиционными представлениями о нечистой силе – «нечисть» в романе боится криков петуха, который возвещает о наступлении утра (вспомните спасение финдиректора Римского и т. п.).


4. Булгаков о положении художника в советском государстве.

     Иванушка Бездомный, в будущем Иван Николаевич Понырев, попав в клинику Стравинского, произносит очень характерную фразу: «… среди интеллигентов тоже попадаются на редкость умные…». Недоверие и пренебрежительное отношение пролетарского поэта к интеллигенции характерно для идеологии молодого советского общества.
     Вообще вопрос о положении художника и искусства (литературы и театра) в советском государстве оказывается одним из важнейших для понимания романа. В годы советской власти искусство рассматривалось как эффективное орудие идеологического воздействия на собственных граждан (оно официально именовалось орудием «классовой борьбы»). Соответственно, для писателей, драматургов и критиков, которые принимали на себя (по расчету или по убеждениям) роль пропагандистов государственной идеологии, создавались комфортные условия для творчества: знаменитый дачный поселок Переделкино под Москвой (у Булгакова – Перелыгино), дома с удобными квартирами, дома «творчества» (в самых живописных уголках Советского Союза, куда писателей отправляли на те сроки, которых требовал избранный ими жанр – от рассказа до романа-эпопеи), ресторан с роскошной едой, куда пропускали только членов Союза Советский писателей (у Булгакова МАССОЛИТ).
     Идеологическая функция искусства приводила к тому, что оно находилось под неусыпным партийным и общественным надзором и контролем. В первой главе романа Булгакова читатель встречается с ситуацией, когда маститый литературный чиновник Берлиоз поучает молодого поэта Бездомного, как следует писать о Христе. Безбожие составляло принципиальную основу государственной культурной идеологии, и с ним-то парадоксальным, на первый взгляд, образом и вступает в полемику Воланд: «Имейте в виду, что Иисус существовал… И доказательств никаких не требуется».
     В романе противостоят подлинное искусство и «искусство», существующее на потребу государства.


Кликните мышкой, чтобы увеличить

5. Что есть зло?

 

 
     Чему же служат Воланд и его окружение, добру или злу? Быть может, мы попадаем в «перевернутый» мир, где зло заняло место добра? Казалось бы, многое заставляет ответить на этот вопрос положительно. Например, при внимательном рассмотрении ежегодный бал у Сатаны, показанный Булгаковым, оказывается воплощением службы дьяволу и пародией на христианское богослужение - литургию. Кроме того, время проведения бала Сатаны (полночь пятницы) кощунственно совпадает со Страстной пятницей, а значит, пародируется самая торжественная из годичных служб - пасхальная: празднование Воскресения Христа.
     На бал сатаны собираются все грешники всех времен. Происходит ритуальное омовение кровью: «…окатили Маргариту какой-то горячей, густой и красной жидкостью. Маргарита ощутила какой-то соленый вкус на губах и поняла, что ее моют кровью…».
Вместо традиционной хвалы Богу «Аллилуйя!» здесь звучит фокстрот американского композитора В. Юманса под названием «Аллилуйя», который по своему настроению и мелодии не имеет ничего общего с церковными песнопениями.
     На балу совершаются ритуальное убийство Майгеля и дьявольская «евхаристия» (антипричащение): из ритуальной чаши – черепа Берлиоза – кровь «наушника и шпиона» Майгеля пьют и сам Воланд, и «хозяйка» бала.
     Одновременно в сцене бала можно увидеть пародию на Страшный Суд (у Булгакова говорится о «реве труб» оркестра; здесь происходит суд над Берлиозом и бароном Майгелем; решается судьба Фриды).
     И все же именно черти в романе разоблачают ложь, помогают Мастеру, наказывают лжецов и взяточников. Иногда поступки Воланда приводят к результату, прямо противоположному тому, какого мы могли бы ожидать, от действий нечистой силы -напуганный Никанор Босой просит сотрудников ГПУ «окропить» помещение.
     Вместе с тем, сколько бы добра ни делали демонические герои, они все равно остаются силами зла. Кроме того, как вы помните, в словах Воланда появляется упоминание о другой, высшей силе (правда, говорится о ней неопределенно). Ясно, что божественная сила существует, а добро и истина не дискредитируются. Но где сфера их действия, остается неизвестным. Воплощения в мире романа эти силы так и не получают.
Все сказанное не дает ответа на вопрос, почему правосудие в романе вершат силы зла. Можно было бы предположить, что безбожие советской эпохи порождает и то искаженное видение Евангельских событий, какое видится Мастеру (и его ученику Ивану Николаевичу Поныреву), и всесилие Воланда в московском мире. При этом не забудем, что и в ершалаимском мире для правды Иешуа не остается места.
     Может быть, неправедность этого мира, проявляющаяся в разные точки времени (последовательно в Ершалаиме, грибоедовской и булгаковской Москве) и вызвала к жизни мотив грозы, которая вот-вот должна разразиться и напоминает приближающийся конец света?

Тест



Мини-исследование

Напишите работу на тему: Образы-символы и их роль в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита».


Домашнее задание.  Подготовиться к сочинению по роману М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита".