Веб-медаль

Меню сайта

Учитель Google

Дистант

Поиск

Мысли великих

Проверка слова

Проверка текста

Орфограммка

Календарь

Календари на любой год - Календарь.Юрец.Ру

Опрос

Какие материалы Вам хотелось бы найти на сайте?
Всего ответов: 4371

Форма входа

Статистика

Закладки

Чат

Участник

Участник конкурса сайтов РУСОВЕД
Военные повести Василя Быкова
(2 часа)

Проблема выбора как основа художественного мира повестей Быкова


Структура первых произведений В. Быкова - таких, как «Журавлиный крик» (1959), «Фронтовая страница» (I960), «Третья ракета» (1961) - во многом определялась задачей изображения становления личности. Очевидно, автор эту задачу рассматривал как центральную. В.Быков выбирал такие ситуации, которые чреваты нравственными столкновениями, изображал персонажей-антагонистов, ставил центральных героев своих произведений перед проблемой выбора.
Проблема выбора - всегда одна из самых тяжелых проблем из числа тех, что возникают в жизни человека. В подобных экстремальных ситуациях сразу обнаруживается суть человека.
Начиная с повести «Западня» человек ставится Быковым лицом к лицу со сложнейшими жизненными обстоятельствами; он должен сделать выбор: подчиниться им или попытаться вырваться из-под их власти. Нередко герой должен делать выбор в условиях, которые, кажется, совершенно исключают самую возможность выбора.
Почему? Да потому, что за любое свое решение герой нередко должен расплачиваться своей жизнью.

Кликните мышкой, чтобы увеличить

Повести-притчи


Ставя своих героев в ситуацию выбора, Быков удивительно тонко показывал их психологию. При этом психологический рисунок его персонажей строится с учетом традиций русской классической литературы.

Столкновение воли человека и обстоятельств можно исследовать разными способами. Например, такое популярное произведение Быкова, как повесть «Альпийская баллада», строится иначе. В центре повести - события, полные внешнего драматизма: это побег из концлагеря белоруса Ивана Терешки и итальянки Джулии Новелли. Писатель использует в повести романтическую стилистику и долю некоторой условности, например когда в финале говорит о возможности спасения героини.

Однако достижения Быкова-прозаика связаны как раз с теми произведениями, в которых в центре внимания автора и читателя оказывается мучительный процесс выбора. Проблема выбора ставится очень остро, а в финале повести, подводя итог прочитанному, читатель невольно делает выводы нравственного характера. Это и создает возможность рассматривать некоторые повести Быкова как притчи.

Но в «притчевости» заключена и опасность схематизации, обеднения живой жизни во имя модели, подтверждающей мысль писателя. Некоторая заданность «проступает», например, в таких повестях, как «Обелиск» или «Круглянский мост».

Замечательный белорусский писатель А.Адамович полемизировал с выводами ряда критиков о «притчеобразности» повестей Быкова. При этом он обращался к мысли о следовании В.Быковым традициям русской литературы: «Влияние Толстого на Быкова («диалектика души»+проповедь, громкий приговор) легко заметить на всех его повестях. Воздействие Достоевского становится определеннее, глубже как раз в последних произведениях Быкова, особенно в «Сотникове»… «Стрессовая ситуация», ситуация выбора, философская проблема «свободы воли» - все это навязывается современной литературе как важнейшая проблема самой действительностью, временем. Но осознана эта проблема всей мировой литературой под сильнейшим воздействием гения Достоевского.

«Стрессовая», предельно кризисная ситуация, когда человеку в себе самом (и нигде больше) приходится искать и находить силу противостоять жесточайшим обстоятельствам, - в основе всех повестей Быкова».

Кликните мышкой, чтобы увеличить

Документализм прозы Быкова


О документализме прозы В.Быкова скажем его собственными словами: «Повелось так, что я свои идеи, часто общечеловеческого морального плана, решаю на материале войны. Вероятно, потому, что прошедшая война всеобъемлюща и там всему было место. Но это не значит, что моего личного армейского опыта хватало для воплощения всех моих идей. Часто случалось так, что его не хватало, и тогда идеи повисали в воздухе без необходимой для них жизненной почвы.

Там же, где я целиком доверялся материалу, получалось слишком, чрезмерно по нынешним временам. «Третью ракету» я компоновал из разных кусков моего военного опыта, «Измену» почти всю придумал как по сюжету, так и по характерам, так же как и «Альпийскую балладу». «Мертвым не больно» написались как воспоминание, так менее всего сочиненности, там почти все, что касается сюжета и обстоятельств, - документально, как теперь принято говорить. Многое взято из «моей войны» в «Проклятой высоте», хотя это и не помешало критикам упрекнуть меня в незнании материала… (Критики-газетчики упрекали в этом меня, того, кто сам несколько месяцев воевал командиром взвода автоматчиков в той самой полковой роте, которая описана в «Проклятой высоте»)».

Традиции русской литературы в произведениях Быкова

В.Быков вспоминал: «Из классиков я … выделяю Толстого и Достоевского… Толстой, как мне кажется, велик своим мироощущением, способностью вбирать в себя и осмысливать целые эпохи с их сложностями и противоречиями. Достевский – необычайной углубленностью в человека, в его внутренний мир. Моей писательской природе близка также проза Пушкина. Она ясна, немногословна, почти без тропов».

Повесть "Сотников"

Да, физические силы 
человека ограничены в 
своих возможностях, но 
кто определит 
возможности его духа?
В.Быков. "Сотников".

К истории создания повести

В августе сорок четвертого года будущий писатель в одном румынском селе проезжал мимо сборного пункта военнопленных. "И вдруг загорелое, небритое лицо одного из тех, что безучастно сидели в канаве у самой изгороди, показалось мне знакомым. Пленный тоже задержал на мне свой отрешенный взгляд, и в следующее мгновение я узнал в нем когдатошнего моего сослуживца, который с осени сорок третьего считался погибшим. Более того, за стойкость, проявленную в тяжелом бою на Днепровском плацдарме, за умелое командование окруженным батальоном, в котором он был начальником штаба, этот человек "посмертно" был удостоен высокой награды. О нем рассказывали новому пополнению, о его подвиге проводили беседы, на его опыте учились воевать. А он вот сидел теперь передо мной в пропотевшем немецком кителе с трехцветным шевроном на рукаве, на котором красноречиво поблескивали три знакомые буквы "РОА"... Он попросил закурить и кратко поведал печальную и одновременно страшную в своей уничтожающей простоте историю. Оказывается, в том памятном бою на плацдарме он не был убит, а был только ранен и попал в плен. В лагере, где он потом оказался, сотнями умирали от голода, а он хотел жить и, вознамерившись обхитрить немцев, записался во власовскую армию с надеждой улучить момент и перебежать к своим. Но как назло удобного момента все не было, фронт находился в жесткой обороне, а за власовцами строго следили гитлеровцы. С начала нашего наступления ему пришлось принять участие в боях против своих, хотя, разумеется, он стрелял вверх: разве он враг, утешал он себя. И вот в конце концов оказался в плену, конечно же, сдался сам, иначе бы тут не сидел... Я слушал его и верил ему: он не врал, он говорил правду. Безусловно, он не был из числа тех, которые жаждали служить врагу, его личная храбрость и воинское мастерство были засвидетельствованы высокой наградой. Просто, оказавшись в плену, он превыше всего поставил собственную жизнь и решил обхитрить фашистов. И вот плачевный результат этой хитрости..."

Традиции русской классики в повести Быкова "Сотников"

Опыт изображения войны Л.Н.Толстым много значил для Быкова. Об этом много писали в критике - говорилось об этом и в связи с принципами изображения войны, ее переднего края и ее быта, и в связи с пониманием Быковым природы героического, и в связи с исследованием душевного мира героев. Быков сохраняет верность этой традиции и в тех вещах, в художественной структуре которых обнаруживается родство с Достоевским.

Чтобы проникнуть в глубины души человеческой, выяснить ее возможности и ресурсы, писатель ставит своих героев в положения, которые Достоевский называл "почти фантастическими и исключительными", - это либо высочайший духовный взлет, либо глубокое нравственное падение. А надо ли растолковывать, что подобные положения составляли неотъемлемую часть обыденности войны, бывали в ту пору "ежеминутны и ежедневны"? Надо также отметить, что обычно герои Быкова не принадлежали к редко встречающимся в действительности.

То, что в зрелых вещах Быкова столкновение взглядов, позиций, принципов поведения отличается не только остротой и драматизмом, но превращается и в противостояние, борьбу различных жизненных философий (...Рыбак - Сотников), идея становится важнейшей частью реальности - такой, от которой прямо зависит жизнь и смерть, судьба человека обнаруживает истинность или ложность идеи, к которой он привержен..., - во всем этом ощущается перекличка с Достоевским. Сам тип исследуемой Быковым жизненной проблемы - его занимает ее глубинный нравственно-социальный план, сам способ художественного исследования, к которому он обращается, - проверка характеров в крайней ситуации - все это сродни Достоевскому.

Проблематика и идея повести

"В "Сотникове", - писал автор, - я с самого начала знал, чего хочу в конце, и последовательно вел моих героев к сцене казни, где один помогает вешать другого". "...Здесь, - говорил он об этой повести в другой раз, - все было подчинено заранее определенной идее, хотя это вовсе не означало диктат автора над характерами и обстоятельствами - просто автор достаточно хорошо знал своих героев и по возможности точнее рассчитал логику их поступков".

В статье "Как создавалась повесть "Сотников"" писатель так определил круг волновавших его проблем: "... что такое человек перед сокрушающей силой обстоятельств? На что он способен, когда возможности отстоять свою жизнь исчерпаны им до конца и предотвратить смерть невозможно?"

Таким образом, идея повести не сводится к осуждению предательства. Писателя интересует то, что ведет к предательству - духовная незрелость человека, которая не обнаруживается в менее суровых условиях и которая обусловливает нравственный компромисс. Перед героями стоит трагический выбор: жизнь, купленная ценой нравственного падения, или смерть, в которой остаешься человеком.
Но если раньше Быкова интересовал выбор одного человека, теперь ему важно понять, исследовать, что приводит к разному решению в ситуации выбора людей, которых объединяет возраст (и Сотникову, и Рыбаку 26 лет), социальная и идеологическая среда, борьба с оружием в руках ради одних и тех же целей.

Сюжет и композиция повести

Подобная проблематика потребовала "модели", в которой испытания, которым подвергаются герои, были бы сначала "обычными", нормальными для данных условий - войны, а затем экстремальными, выходящими за рамки нормы, пусть и особенной, военной. В первом случае жизнь Сотникова и Рыбака зависит от случайных обстоятельств, от шальной пули, во втором случае - от осознанного выбора - чему служить - каждого из них. В соответствии с этим сюжет делится на две части. В первой двое партизан, получив задание обеспечить отряд продовольствием, сначала вынуждены вступить в перестрелку с заметившими их фашистами, затем обнаруживают, что хутор, на который они возлагали надежды, сожжен оккупантами и теперь надо искать новые, а следовательно, опасные столкновением с немцами или полицаями, пути. В этой ситуации симпатии читателя часто оказываются скорее на стороне Рыбака: он хороший товарищ, не трус, доброжелательный человек

Проверь себя
  • Найдите примеры, подтверждающие эту характеристику Рыбака. Обратите внимание на его отношение к Сотникову, к старосте Петру, поведение в бою. Охарактеризуйте Сотникова по первой части сюжета повести.
Сотников в первой части повести кажется более жестким, подозрительным, менее человечным. Рыбак совершает верный нравственный выбор во всех коллизиях первой части, и ему достаточно для этого житейского здравого смысла. Но, как показывает Быков, нравственная прочность человека не может держаться только на здравом смысле. Во второй части сюжета, после ареста, в качестве обстоятельств перед героями встает машина фашистского режима. Это именно машина, беспощадная и бесчеловечная. Цена спасения жизни – предательство. Если Сотникову сразу понятно, что ей или "надо служить, или она сотрет тебя в порошок", то Рыбак решил "выиграть себе жизнь", потому что, по его убеждению, "в игре, которая называется жизнью, чаще с выигрышем оказывается тот, кто больше хитрит".

Проверь себя
  • Проследите, где, когда и ради чего вводит Быков в связи с образом Рыбака мотив игры.
Проблематика повести потребовала, помимо четкой двухчастной композиции сюжета, особой организации точек зрения в повествовании. Каждому из героев автор дает возможность для самораскрытия: структуру повести определяет строгое чередование двух голосов; и если во второй части Сотников проверяет нравственную обоснованность своих поступков, то Рыбак пытается отыскать обоснование для компромисса. Принципиальная диалогичность повествования обусловливает и систему противопоставлений в художественном мире повести: воспоминания о прошлом, второстепенные персонажи, подробности, художественные детали.

Проверь себя
  • Какова роль Петра, Демчихи и Баси – второстепенных персонажей – в повести?
Сотников закончил учительский институт, Петр и Демчиха – крестьяне, Бася – еврейская девочка. Взрослые и дети, интеллигент и крестьяне, читающий Библию Петр и принадлежащая культуре иудаизма Бася органически связаны между собой нормами нравственности, сложившимися в разных социальных средах и культурах за годы и столетия.

Проверь себя
  • Какая мысль Быкова стоит за сопоставлением эпизодов из детства героев и из их военного опыта?
Таким образом, взгляды Сотникова и Рыбака на войну неявно вступают в диалог. Логика принятия того или иного решения объясняется именно их взглядами. Так, после ареста оба задумываются о вине. Рыбак не чувствует за собой никакой вины по отношению к старосте, зато испытывает досаду на Сотникова с его простудой и ранением, на супонь, которой слишком крепко связны руки.

Позже, уже сопровождая на казнь товарища, он "хотя и чувствовал, будто виноват в чем-то, но старался себя убедить, что большой вины за ним нет". Более того, после казни он уверяет себя в том, что в "его несчастье больше других был виноват именно Сотников".
Сотников же "придавлен тяжестью вины, лежавшей на нем двойным грузом - и за Рыбака и за Демчиху", он не ищет виноватых - он знает о своей ответственности.

Автор дважды указывает на уныние Рыбака, на чувства смятения, тревоги и растерянности, с одной стороны, на желание выжить и бороться за это, с другой стороны; "он не хотел и думать" о неизбежности расправы, хотя и сознавал "отсутствие всякого выбора". Для Сотникова, наоборот, все сделалось ясным и категоричным. И это дало возможность четко определить выбор": он "готов ко всему".

Сотников, и Петр, и Демчиха принимают свою участь. А Рыбак хочет, во что бы то ни стало, перехитрить свою судьбу и "спастись"; он утверждает, что "смерти достукаться легче всего"; однако на деле руководит им тот самый инстинкт, который раньше не подводил; жажда жизни и страх перед смертью - проявления этого инстинкта. Недаром его неоднократные попытки вырваться из плена всегда предполагают использование физической силы. Но каждый раз расчет убеждает его, что стопроцентной надежды на спасение нет, стало быть, бессмысленно и тратить силу.

Он не понимает, что в этой ситуации сражение между партизанами, сельчанами и оккупантами давно уже ведется в другом измерении, поэтому физическая сила Рыбака бессильна без крепости духа. На помощь физической силе и инстинкту приходит многое: хитрость, расчет, изворотливость, - но они беспомощны, и Рыбак подавляет в себе после казни "желание завыть, как собака". Рисуя последнюю ночь перед казнью, Быков явно противопоставляет силу Рыбака и силу Сотникова: изуродованный и еле живой Сотников думает о том, что "надо - собрать в себе последние силы, чтобы с достоинством встретить смерть".

Так духовная сила полумертвого человека оказывается мощнее, чем фашисты и полицаи с их подчеркнуто звериной жестокостью и силой.
После допроса Рыбак чувствует, что "здесь нужно что-то другое, чего ему явно недоставало", как раньше он испытывает "неясное облегчение" при мысли о гибели Сотникова в перестрелке. При обнаруживших Сотникова выстрелах Рыбак "отчетливо понял, что уходить нельзя", но "неприглядность его прежнего намерения стала ... очевидной", только лишь когда он оценил себя со стороны, глазами товарищей: "Но что он скажет в лесу?" Характерен после этого комментарий к его возвращению за раненым: "...стараясь не рассуждать больше".

Нравственные принципы Рыбака не укоренены в нем, не выстраданы в серьезной внутренней работе, не обдуманы, - они не личностны. Они как бы являются производной от тех социальных условий, в которых он оказывается, - от общественного мнения. Они размыты и неопределенны, и растягивающий их по мере необходимости Рыбак не замечает, когда он пересекает границу между нравственным и безнравственным.
  • В чем, начиная со сцены допроса Рыбака, он постепенно отступает от норм нравственности? К какой главной мысли сводится его "игра"?
Для того чтобы за образом Рыбака открылась трагедия духовно незрелого сознания, с одной стороны, он не должен быть трусом или предателем изначально, а с другой - обстоятельства должны быть безысходными, чтобы выбор не был прост. Размышляя над судьбой Рыбака, Быков усматривал исток трагедии "в его душевной всеядности, несформированности его нравственности. Война для него - простое до примитива дело, с исчерпывающей силой выраженное постулатом: "чья сила, того и право" и еще: "своя рубашка ближе к телу". Он не враг по убеждениям и не подлец по натуре, но он хочет жить вопреки возможностям, в трудную минуту игнорируя интересы ближнего, заботясь лишь о себе. Нравственная глухота не позволяет ему понять глубину его падения. Только в конце он с непоправимым опозданием обнаруживает, что в иных случаях выжить не лучше, чем умереть".

Проверь себя
  • "Только какая-нибудь секунда отделяла их от этого последнего мига между жизнью и смертью, но и тогда Сотников не шевельнулся, не кашлянул даже. И Рыбак, последний раз ужаснувшись, отбросил ногами паклю". 
  • Найдите в тексте еще одну подобную ситуацию. В чем смысл ее удвоения? Что оба раза руководит Рыбаком?
Силу противостояния, отсутствие страха дают Сотникову не гордость и жесткость, не черты "характера", как полагает Рыбак, а совесть и принципы, определяющие в нем чувство долга, ответственности, собственного достоинства. В отличие от Рыбака, предательством отгородившего себя не только от преданных им людей, но и от людей вообще, самого себя и жизни, Сотников перед гибелью думает о том, как выполнить "последние обязанности по отношению к" тем, кто "волею судьбы или случая" оказался "теперь рядом". Уловив за минуту перед смертью взгляд мальчика, глядевшего на них с "безутешным горем и сочувствием", он "одними глазами улыбнулся мальцу - держись, браток".

Так жизнь по совести и смерть по совести укореняют человека среди людей, в жизни.

Письменно  ответьте на вопросы:
  1. Какова авторская позиция по отношению к Рыбаку?
  2. Допускает ли Быков, на ваш взгляд, нравственное возрождение этого персонажа?