Веб-медаль

Меню сайта

Учитель Google

Дистант

Поиск

Мысли великих

Проверка слова

Проверка текста

Орфограммка

Календарь

Календари на любой год - Календарь.Юрец.Ру

Опрос

Какие материалы Вам хотелось бы найти на сайте?
Всего ответов: 4359

Форма входа

Статистика

Закладки

Чат

Участник

Участник конкурса сайтов РУСОВЕД
 
Образ Левши в сказе. Судьба талантливого человека в России
 
 

Мысль о беззащитности в России талантливой личности была одной из самых горьких и неотступных дум писателя. В одном из писем он замеча­ет: «А вообще можно и должно держаться такого правила, что умных и да­ровитых людей надо беречь, а не швыряться ими, как попало; а у нас не так. О нас Пушкин сказал:

Здесь человека берегут,
Как на турецкой перестрелке.
 
Оттого их так и много! Меня, однако, литература больше терзает, чем занимает. Мне по ней всегда видно, что мы народ дикий и ни с чем не мо­жем обращаться бережно: «гнем — не парим, сломим — не тужим».
    Истинными ревнителями славы России выступают в сказе подковав­шие английскую блоху тульские мастера - Левша и его товарищи, - про­являющие в соперничестве с англичанами достоинство, твердость духа, сознание национальной ответственности.
    В таком повороте сюжета находит своё выражение излюбленная мысль автора о "маленьких великих людях", которые, "стоя стоя в стороне от главного исторического движения", вершат исторические судьбы страны.
 
И. Глазунов. Левша
 
    Физические изъяны  подчёркивают искусность Левши: косоглазие и плохое владение правой рукой не мешают герою подковать не различимую глазом стальную блоху. Косоглазие Левши является также своебразным знаком, печатью изгойства, отверженности.
     Тульские оружейники наделены истинным сознанием своих возможностей и возможностей заморских мастеров.
     Власть специфических обстоятельств, их непосредственное воздействие не только на судьбу, но и на склад личности всегда волновали Лескова. В дальнейшем повествовании незаметно, но неуклонно возрастает число жанровых сцен, рисующих те условия, в которые поставлен в России простой человек. С точки рения автора, это проявление той системы подавления личности в России, которая является главной причиной трагизма судеб талантливых русских людей, тормозит историческое развитие страны, угрожая её благополучию.
     Автор изыскивает разные способы привлечения внимания читателей к этим "мелочам". В этом отношении весьма характерна 8 глава, посвящённая возвращению Платова с Тихого Дона в Тулу.

Платов везет Левшу к государеву  дворцу. Художник И. Глазунов
 
 
     Нетерпеливость и раздражительность Платова выдаёт его неуверенность в успехе своей миссии. Писатель показывает Платова не столько свирепым и грозным, сколько жалким и смешным. Его гнев похож на злость, готовую обрушиться на виновников грозящей ему беды.
     Послушайте отрывок из главы 7. Что в сказе противопоставлено суетливости и злобе Платова?
 
 
   Автор изображает предельную сосредоточенность на своём деле тульских мастеров, равнодушных ко всему остальному на свете и даже к собственной жизни.
 
«Левша». Атаман  Платов и тульские мастера.
Художник Н. Кузьмин
Обратите внимание на иллюстрацию слева.
Какой эпизод изображён здесь?
Прослушайте главу 10.
Каков Платов в изображении Н.В. Кузьмина?
 

 
Немало приходится претерпеть от Платова герою рассказа. Заподо­зрив, что туляки не исполнили царского пожелания, «мужественный ста­рик» словил Левшу за волосы и начал туда-сюда «трепать так, что кло­чья полетели». Хитроумное сечение ямщиков, грубая ругань на казацкий манер в адрес тульских мастеров, только что совершивших свой удиви­тельный труд, едва не случившийся арест Левши — все это проявления общего духа николаевской эпохи — разнузданного самовластья одних и совершенного бесправия других.
    

  Пренебрежение к личности, и в первую очередь к личности простого человека, трудом, мужеством и талантом которого, по убеждению писате­ля, и сильна Россия, сплошь и рядом граничит с преступлением. Лесков воспроизводит все обстоятельства как нечто обычное, примелькавшееся, всеобщую норму жизни.

     Послушайте главу 13. Как принял царь Левшу?
 
 
   Царь, обращаясь к придворным, произносит фразу: «Видите, я лучше всех знал, что мои русские люди меня не обманут. Глядите, пожалуйста: ведь они, шельмы, аглицкую блоху на подковы подковали!» Для царя подкованная туляками блоха - это не столько произведение народного искусства, сколько вещественное доказательство верноподданической преданности ему всех русских людей.

Замечательных тульских мастеров Николай воспринимает не в их от­ношении к делу, к возникшему национальному соперничеству, а прежде всего в их отношении к нему самому. Каждое слово царя демонстрирует его неспособность выйти из тесного круга своего «я».

Уверенность Николая в «своих русских людях» имеет судорожно-болезненный характер и потому при первом же поводе мгновенно перехо­дит в беспардонное бахвальство, браваду, фанфаронство.
Левша и его товарищи обнаруживают в слове и поступке то подлинное чувство меры, которое Лесков считал главным признаком духовного со­вершенства человека.
Государь император Александр Павлович с Платовым в аглицких кунсткамерах. Художник Н. Кузьмин
  Высочайшее внимание к Левше носит показной характер. Его «обмы­ли» во «всенародных» банях, остригли, одели в парадный кафтан, снятый с придворного певчего, и повезли в Лондон. Однако едет всю дорогу «не евши», поддерживая себя одной лишь платовской кисляркой. Публично облобызав Левшу, государь ничего не сделал для того, чтобы защитить его от новых «сюрпризов».

В описании удивительной работы тульских мастеров, одновременно и возвышающей их над заморскими соперниками и выявляющей их сла­бость, отражает тревожная мысль Лескова о русской отсталости, непро­свещенности, которая сковывает великие силы и возможности народа, об­рекая его на ряд поражений и неудач.

Лесков далек от переоценки народных возможностей. Результат вдох­новенной работы тульских мастеров таит в себе «коварную» двойствен­ность: им действительно удается сотворить чудо — подковать «нимфозорию», но подкованная «на глазок» блоха не может более «дансе танце­вать».

 
                                                          
                          «Нимфозория... ни дансе не танцует и ни одной верояции, как прежде, не выкидывает».
                                                               Художник Н. Кузьмин
 
Русские мастера, проявившие поразительную дерзость воображения, «расчета силы» не знали, и Левше приходится согласиться с этим.
 
Как отнеслись англичане к Левше?
  
    А. Тюрин Левша среди англичан
В противоположность соотечественникам, англичане проявляют тро­гательную, истинно человеческую заботу о всех «мелочах», обеспечиваю­щих благополучие путешествия Левши.
Русские не видят в Левше человека, достойного уважения; англичане внимательны и предупредительны, поскольку умеют ценить талантливых людей.

Развитие главной интриги давно завершилось, итоги состязания талантов двух наций уже определились, однако писателя по-прежнему интересует не только результат этого состязания — кто кого? — но и нечто другое: положе­ние талантливого человека в России, его личная судьба, мера отпущенных ему жизненных возможностей для реализации его природной одаренности.    

 
  Как отнеслись к англичанину в посольском доме и к Левше в больни­це?
 
  Послушайте главу 18.
 
                                                                                           
 

Душевно не сломленным остается Левша: до последней минуты он оза­бочен лишь тем, как передать соотечественникам важный совет насчет лучшего хранения оружия.  

В обступающем Левшу со всех сторон мире бессердечных людей, утра­тивших «простые чувства», тульский мастер сумел сохранить «душу живу», и этот факт в концепции сказа самое большое и обнадеживающее чудо русской жизни.

В словах: «А доведи они Левшины слова в свое время до государя, — в Крыму на войне с неприяте­лем совсем бы другой оборот был»? - ,конечно, сказывается «младенческая наивность» на­родных представлений, и в то же время в этом простодушном высказы­вании — преданность своему отечеству.

   Лесков обращает особое внимание читателей на гуманистическую тен­денцию сказа, в котором нет беспристрастия в отношении к прошлому. В художественной трактовке Лескова это эпос, который не просто хра­нит красоту народного характера былых времен, но и активно защищает ее от разрушительных веяний нового «железного века». Легендарная лич­ность замечательного тульского мастера обрисована в нем с глубоким со­чувствием, «с гордостью и любовью».

  Сказ о Левше, подковавшем стальную блоху, вскоре стал в России преданием, а сам Левша — символом удивительного искусства народных умельцев.
 
                                                                
                                                                  Фрагмент памятника Н.С. Лескову в Орле
 
Домашнее задание. Подготовиться к письменной работе по материалам данного урока.